О функциях

mathВы думаете, мы, математики — сухари? Отнюдь. Один мой знакомый, тоже математик, решил как-то сделать жене любимой, тоже математику, подарок. Арбатский художник написал портрет жены математика, весьма похожий, и жене нравящийся. Заперся надолго математик в кабинете с портретом жены, вооружившись лекалами, курвиметрами, линейками логарифмическими (а дело было в те годы, когда слово курвиметр означало не только то, что вы подумали, а линейки логарифмические вообще хоть что-то означали) и через пару недель подарил жене лист ватмана, исписанный формулами. Дрожащим от волнения голосом математик сказал, что это функции, совмещение графиков которых дает на выходе арбатски каноническое изображение жены.
Лет двадцать эта романтическая история передавалась из уст в уста, пока билгейтс не внес неожиданные коррективы. Жена, продвинувшись в вычислительной технике и кибернетике за эти годы, волнуясь и дрожа от нетерпения, внесла функции в компьютер и стала строить и совмещать графики.
Вечером она сунула мужу в лицо распечатку с портретом их соседки, ну разве что она была чуть моложе, лет на 20, чем теперь.