Голубь

pigeonЖил-был голубь, который никогда не летал. Нет, его учили, отец его и мать, кормя молочком, нашептывали, рассказывали, как надо. Но он боялся. Боялся выглядеть глупо, да и упасть боялся тоже.Потом, когда он подрос, ему стало интересно и стыдно, что он важно ходит по крыше, когда его сверстники давно уже летают вместе со взрослыми. Пусть не так высоко и красиво, но...

И тогда наш голубь нашел укромное местечко, степенно взошел на возвышение, огляделся по сторонам, подошел к краю и прыгнул, заранее расправив крылья.
Так счастлив он еще не был. Он парил над землей и ему было легко. Он злился на себя, что так долго лишал себя этого счастья — летать, выработав взамен важную и элегантную походку страуса.

И тут рядом закричала ворона.

Голубь сложил крылья и, ударившись, заскользил по мокрой траве. Он  остановился и долго лежал без движения, лишь сердце его стучало так, что, казалось, это не сердце, а швейная машинка. Немного придя в себя, голубь принял првычную городую стойку и, прихрамывая,  важно побрел к голубятне. Пешком.

Через пару лет голубятня загорелась. И птицы, в панике расталкивая соседей, бросились к летку, и, лишь вылетев наружу, успокаивались, садились на крышу и судачили, как же могла голубятня загореться.

И лишь наш голубь, который, в отличие от соплеменников, знал, что почем в этой жизни, молча и спокойно вышел из летка последним, и, сложив крылья, гордо шагнул вниз.

Падая, он думал, что летать — невозможно, и если для спасения жизни остается только полет, значит, жизнь уже не спасти.